Специальный репортаж Марины Тимофеевой Славься, Отечество

Под музыку и слова 19 века фольклорный ансамбль “Ладанка” воссоздает культуру русского народа, что проживал тогда еще в Синбирске. Плясовая песня “А, все кумушки, домой” “звучит” голосами местных жителей села Малая Борла. Сотни лет назад они складывали ее на свой лад , сегодня весь репертуар ульяновского коллектива корнями уходит в историю края.

Наталья Аринина, руководитель фольклорного ансамбля «Ладанка»

“Мы каждое лето ездим в фольклорные экспедиции по селам Ульяновской области, собираем материал, общаемся с традиционными носителями нашей национальной культуры. Записываем песни, обряды, праздники, записываем традиционные народные рецепты.”

Жаворонки и колёдки – ныне пекутся по исконно оригинальным рецептам Базарносызганского и Карсунского районов. Жаворонками кликали весну, а без колёдок, этих сдобных завитушек, русские не встречали ни одного Рождества.

Екатерина Новикова, участница фольклорного ансамбля «Ладанка»

“Хозяйка готовилась к встречи веселых коледовщиков и это было очень долгожданное угощение для колядовщиков в основном маленьких деток.”

Пели песни, колядовали, поздравляли односельчан, желали им счастья, хорошего урожая. В Рождество в одном доме собирались все родственники, звали как можно больше близких людей. По вечерам не только ели вместе, но и загадывали загадки, рассказывали сказки.

Печать старинного быта и в вымышленных, авантюрных, прозаичных рассказах. Сказки сквозь реки времени проносят неувядаемые ценности.

Русские женщины, даже простые крестьянки, были редкими модницами. В их объемных сундуках хранилось множество различных нарядов. Покрой и орнамент отражали и географическое положение, и климат, и основные занятия в каждом конкретном регионе. Особенности этого девичьего костюма – в рубахе: чердаклинцы сшили ее из батиста. Здесь и филигранная вышивка с растительным орнаментом. А на всех тканных поясах, что обвязывали платья – молитвы и пожелания владельцу.

Образной летописью: языком цвета, формы, орнамента раскрывают сокровенные тайны, законы красоты и чуваши. Гамма красного и белого – ромбовидные и зигзагообразные узоры укажут и возраст хозяина, и даже его принадлежность к роду, рассказывает Елена Уресметова. Любовь к вышивке у нее зародилась в первом классе, заказы получала от бабушек родной деревни. Елену Леонтьевну завлек специальный крой и отделка.

Елена Уресметова

“Вот это сюрбан, старинный 100 с лишним лет, по наследству передается по женской линии, вот смотрите какие здесь узоры. Эти узоры низовых чуваш, они чуть покрупнее, но все сделано вручную. А вот это уже верховые чуваши, это головная повязка, называется.”

Письменность в узорах, отделке и украшениях, все это отражало не только статус владельца и количество его детей, но и показывало различия верховых, средненизовых и низовых чуваш. Ткались и специальные обереги от злых духов.

Вот этот наряд носили в 19 веке – каждый день. Сшита простая рубаха из грубой льняной ткани, но, украсив ее вышивкой и другим декором – смело можно было отправиться на любой праздник.

Елена Уресметова

“Чуваши вначале шили из белой ткани, из белого льна, полотна и богато украшали вышивкой, а потом уже вначале 19 века ткали пестрядь. Появились химические краски и украшения уже были не требовалось.”

А в таком наряде выходили на ярмарку, по оборкам определяли финансовое состояние его владельца.

В этом доме даже куклы в национальных нарядах. Бабушка Прасковья в одеянии низовых чуваш и главный атрибут на ней – головной убор. По шапочке, украшенной вышивкой, бисером и монетами можно было увидеть – замужем ли девушка.

Сегодня в Ульяновской области проживает более миллиона человек. И 120 народов. Но преобладают четыре национальности: почти 74 процента (73,58%) – русские, свыше 12 (12,24%) – татары, чуваши более 7 процентов (7,75 %) и мордва, которая одна из первых начала заселять край сейчас составляет чуть больше трех процентов населения (3,18 %).

“Живет великая Россия в селе с названием Кивать.”

Масторава – мать Земли мордовской, приглашает нас назад в прошлое – 17 век. Село основано еще переселенцами из деревни Мордовская Ардаева Кивать и раскинулось в живописном месте. Сегодня в национальной усадьбе былые деревянные избы, часовня и площадка «Силы Мурзы».

“Это богатырь, когда правил Россией Иван Грозный, он служил ему со своей дружиной и проживал в селе Тумылово, это рядом, это мордовское село.Сам этот богатырь был очень большой, такой силой владел и у него было большое поместье.”

Здесь хорошо знают историю села, ее традиции и обряды. Сегодня на капище, где расположилась мать семьи и ее слуги, проводят свадьбы, а в далеком прошлом здесь очищали младенцев от нечистой силы.

Возрождают и познают мордовский язык и в центре сохранения села. Здесь с самого детства прививают любовь к традициям и культуре.

“Сколько звучит наш мордовский язык, столько и мы живем. Всем друзьям и гостям мы поклон несем.”

С первого класса у школьников на партах не только русский алфавит. В этом классе дети о нем и вовсе забывают. Весь урок проходит только на мордовском языке. Программа создана по всем стандартам: используется эрзянский диалект. И она уже вложена в современные книги.

Анна Кочаева, учитель начальных классов и родного эрзянского языка средней школы имени доктора технических наук А. И. Фионова

“С первого по четвертый класс у нас язык ведется, как предмет, а с пятый по девятый класс, как внеурочная деятельность. Учебные пособия у нас приходят Республики Мордовии, у нас есть и специальные программы.”

В семье Анастасии Почаниной чтят традиции и дома. На родном языке разговаривают ее мама и папа. Постоянная практика сказывается положительно, но даже Настя знает, что такое трудности перевода и правильное произношение слова на эрзянском.

Анастасия Почанина, ученица средней школы имени доктора технических наук А. И. Фионова

“Здесь много буквы “э”, “ы”, “ь”. Я хочу продолжать его изучать, хочу выучить песню про наше село на эрзянском языке.”

Марина Тимофеева, корреспондент

“Кровать, веретено, скамейка, печь и даже те самые традиционные полки, которые должны были быть в каждой избе крестьянско-мордовской семьи. Кабинет родного языка погружает детей в быт своего народа, за каждым предметом – своя история.”

Мозаика памяти складывается и в школьном музее. Здесь сохранилась даже глиняная посуда. Все это производили в первой половине 20 века в местном гончарном цехе. Он работал даже в период Великой Отечественной войны. Горшки, корчаги, кувшины – всю утварь доставляли в ближайшие села. А вот лапти, что расположились на соседней полке, местные плели сами. Две пары хватало на неделю.

Александр Юдин, заведующий комплексно-краеведческого музея мордовской культуры и быта

“Что интересно, что у каждого народа в российском государстве в Среднем Поволжье были свои способы плетения лаптей и знатоки достаточно без проблем могут определить какие лапти изготовили в мордовских селах, татарских, чувашских, русских селах.”

Мордовские плели их вязового лыка, а по форме близки к русским, но имели более мелкое плетение и не различали правый и левый: будучи более пластичными, они сами в процессе носки «садились по ноге».

Связывая прошлое и настоящее школа уже переросла в региональный ресурсный центр изучения и сохранения родного народа. На перспективу задумались и об участии в федеральном гранте. Имена учителей, с которыми ушла целая история – увековечат.

Ольга Ерёмина, директор средней школы имени доктора технических наук А. И. Фионова

“В этой школе работали учителя, которые с первых дней с нами разговаривали на родном языке, но было принято в то время запрещать общение на родном языке, но многие дети не владели русским языком, понимали очень плохо и учителя в тайне все равно на уроках объясняли деткам основной материал на родном языке. Мы хотим возродить именно тех учителей, которые привили любовь к родному языку в нас учителях, которые работают в наше время в нашей школе.”

Аллея пока расположилась в холле учебного заведения, но уже скоро имена и фотографии появятся в школьном сквере.

Яйца, сахар, побольше масла – один за другим под чтение молитвы все ингредиенты замешивают в однородную массу. И все это праздничный пирог губадия.

Наиля Ибятуллова

“Это наше национальное, самое главное блюдо: на свадьбах, когда ребенок рождается, когда новоселье, это подается с чаем, это самое главное у нас.”

Национальное лакомство всегда считалось дорогим удовольствием, готовили его к свадьбе. Но символичным стало количество слоев в пироге. Они означали дни, которые новоиспеченный муж должен прожить в родительском доме супруги после торжества. Сегодня губадия оставила свою традиционную форму и основные ингредиенты – корт, рис, изюм и другие сухофрукты, но с каждым годом становится все сдобнее, рецепты на любой вкус даже с мясом.

Марина Тимофеева, корреспондент

“Вот такими простыми и ловкими движениями губадия закрывается и совсем скоро отправится в духовку.”

Теперь в ход идут масло и посыпка. И вот он сладкий национальный пирог готов.

Наиля Ибятуллова

“Перед подачей губадьи и другой еды, у нас в наши праздники, по традиции читают обязательно молитвы.”

Читать коран на языке оригинала не просто. В мусульманском мире священная книга – это слово Аллаха, с помощью которого он разговаривает с верующими. Поэтому его прочтение не похоже на прочтение какой-то обычной книги. Для корана в библиотеке Рамиса Сафина – место особое, таковы традиции предков.

Рамис Сафин, председатель исполкома Ульяновской областной татарской национально-культурной автономии

“Бабушка моя покойная всегда говорила: сынок, Коран надо хранить на верхней полке в шкафу или где, но самое главное, чтобы на верхней полке, чтобы дети не могли дотронуться и, чтобы взять руки в коран надо руки обязательно помыть. Меня бабушка научила, а я сейчас учу своих детей, как обращаться с кораном.”

В коллекции Рамиса Сафина насчитывает сотни коранов, переведенных на языки народов Европы, Азии и Африки. Часть изданий уже хранятся в Центре татарской культуры. Познакомиться с главной книгой мусульман может каждый. На полках не только печатные экземпляры. Есть и рукописные.

Рамис Сафин, председатель исполкома Ульяновской областной татарской национально-культурной автономии

“Многие мои друзья, когда узнали что я коллекционирую кораны, друзья начали приносить мне кораны. Из других стран привозили, но некоторые мне приносят рукописные кораны своих бабушек и дедушек, которые передавались из поколения в поколение. Первые печатные книги на татарском языке был 300 лет назад, а до этого все книги переписывали, коран тоже переписывали.”

Его возраст доподлинно неизвестен, как и возраст этой священной переписанной книги. Её привезли из Башкортостана. Но самый ценный экземпляр здесь – этот коран, изданный в 1911 году и высотой всего два сантиметра.

Марина Тимофеева, корреспондент

“Нас в Ульяновской области более миллиона человек. Каждый старается передать код единства через свои традиции и обычаи, через костюмы и кулинарию. Мы разные, но вместе мы строим самолеты, снабжаем армию и медицину вездеходами УАЗ, Производим композитные лопасти для ветрогенераторов, аналогов которых в России – нет. Работаем, любим и помогаем друг другу в тяжелые моменты. Так было , мы верим, так будет.”

 

 

 

0